https://24news.volyn.ua

Джузеппе Уилсон: Капитан чемпионского Лацио, который видит себя в Луисе Фелипе

Чтиво

27 октября 2020, 14:20

Джузеппе Уилсон: Капитан чемпионского Лацио, который видит себя в Луисе Фелипе

75-летию легенды посвящается.

Джузеппе Уилсон (справа), getty images 27 октября 2020, 14:20

В его истории интересно всё, начиная от синтеза имени и фамилии – ну правда, где ещё, как не в легендарной "банде Маэстрелли", вы найдёте Джузеппе по фамилии Уилсон?! Ведь дело всё в том, что один из творцов первого Скудетто Лацио – сын неаполитанки и английского солдата, передислацированного на Апеннины, а затем забравший оттуда на Родину свою любовь. Родился будущий капитан чемпионов в английском Дарлингтоне 27 октября 1945-го, то бишь ровно 75 лет назад. Правда, уже через полгода юная мадрэ не выдержала суровой английской погоды, и семья с малышом на руках перебралась на в Неаполь. Там теплее!

А либеро с ростом 173 см часто встречали? А вот наш герой – именно такой. Но при этом он умел далеко не только блистательно отбирать мяч в подкатах, уходя от фола, но и играть на втором этаже. Он неоднократно обыгрывал форвардов на 10 см выше себя и заявлял: "Здесь всё решает не рост, а правильный момент для прыжка. У меня есть фото, где я взлетел выше Беттеги (многолетнего форварда Ювентуса с ростом 184 см). Это вопрос выбора момента и вопрос характера. Я должен был достать тот мяч любой ценой!"

Начало пути

Попасть в главный клуб своей жизни на полноценной основе английский итальянец смог почти в 24, а до этого его судьба познала такие прелести жизни как Ювенаполи (районную команду города) и Интернаполи (созданную с целью составить в Неаполе конкуренцию главному клубу), между которыми случился Чирио. Касательно первых упомянутых – не можем найти никакие объяснения таким названиям кроме комплекса неполноценности перед Севером, Чирио же – это клуб, выступавший тогда в Серии D, и названный по имени одноимённой компании по производству томатов и не только. Позже, кстати, этот пищевой конгломерат достался Серджио Краньотти, а надпись "Cirio" красовалась на футболках Лацио в его, пожалуй, самые славные годы.

Впервые попасть в Лацио Джузеппе мог ещё из Ювенаполи в 1963-м, в возрасте 17 лет, но тогда отказал столичному клубу, ибо чувствовал себя ещё слишком молодым для такого вызова, идущего в паре с жизнью вне дома, да к тому же хотел окончить учёбу. Первый раз он одел "небесно-голубую" футболку в конце июня 1966-го, уже пройдя "Чирио" и год поиграв в Интернаполи. В рамках товарищеского турнира Уилсон сыграл за римлян под номером 2 против Сампдории (1:1) и под номером 5 против экстраординарной команды Беттини Квадраро (4:0).

Лацио — главный клуб жизни Джузеппе

Перейти же в Лацио на полноценной основе получилось лишь спустя три года, когда "бьянкочелести" усилились сразу двумя "интернапольцами", которые ещё на Юге стали друзьями, а в Риме же и вовсе настоящими символами и иконами – Джузеппе Уилсоном и Джорджо Кинальей. Тогда же англоитальянец взял себе футболку уже с другим номером на спине – 4, ну а Киналья с любимой девяткой.

В сезоне 1970/1971 "лациали" опустились в Серию B, в следствие чего команду возглавил легендарный Томмазо Маэстрелли — по иронии судьбы, бывший капитан Ромы, который сначала сразу же вернёт Лацио в Серию А, затем с ходу возьмёт там бронзовые медали, потеряв золото лишь в последнем туре в матче против Наполи на последних минутах игры, а в 1974-ом таки приведёт "бьянкочелести" к заветному Скудетто.

Уилсон, помимо всего прочего успевший получить в почти родном Неаполе юридическое образование (времени зря не терял!), почти сразу стал у Маэстрелли капитаном. А быть капитаном в той команде, разделённой на различные группы, порой ненавидящие друг друга – ой как нелегко…

В одном клане, к слову, были сами Уилсон и Киналья, во втором – Мартини и Ре Чеккони, в третьем, "нейтральном" — Гарласкелли и остальные, которые пытались устраниться от разборок, но сами же начали попадать в их самый что ни есть огонь. Доходило до того, что многие в команде ходили с оружием. В недавнем интервью Уилсона спросили об этом, на что он ответил так: «возможно, это было романтизировано, но это правда, чистая правда. Но верно и то, что в воскресенье мы все объединялись, потому что нас тренировал человек такого уровня, такой глубины, как Томмазо Маэстрелли, которому все мы без исключения многим обязаны. Всё, что мы сделали, это только благодаря нему, и более того, мы играли за него, что является принципиальным моментом".

В сезоне 1973/1974, в котором "орлы" выиграли первое Скудетто в истории (хотя за титул сезона 1914/1915 римский клуб ведёт "юридическую борьбу" до сих пор – но это тема отдельного материала), Уилсон сыграл в рамках чемпионата все 30 игр и забил 1 гол. 12 мая 1974-го, в один из самых великих дней в истории клуба, когда Лацио благодаря точно реализованному Кинальей пенальти со счётом 1:0 одолел Фоджу, Пино (такое прозвище носил в команде капитан), раздевшись прямо на футбольном поле, начал рыдать от счастья после финального свистка в толпе выбежавших на поле тысяч тиффози…
Одним из самых ярких матчей чемпионского сезона стало римское дерби, которое увенчалось голом Кинальи и показанным им жестом, который потом дважды повторял Паоло Ди Канио. В ночь перед тем противостоянием игроки Лацио даже стали стрелять по фонарям из имеющихся в их наличии пистолетов, когда тиффози Ромы пришли к гостинице с целью подразнить ненавистных им игроков команды, являющейся для них врагом номер 1. Естественно, среди стрелявших был и наш герой. Таковы они, итальянские нравы 70-х. Вернее, не только итальянские и не только 70-х…


Недолгий "сборный" путь
Карьера в главной команде страны у Пино не пошла. Да, во время чемпионского сезона он дебютировал за Скуадру Адзурру в матче против сборной ФРГ (0:0), после Скудетто сыграл в двух играх немецкого Мундиаля, (куда кроме него из стана "орлов" отправились Киналья и Ре Чеккони), выйдя на замену на 66-й минуте матча против аргентинцев и на 33-й – против поляков, но эти игры и остались для него единственными в синей футболке с зелёно-бело-красным флагом на груди.

Причина такого недоверия? А не знаю. Никто не знает. Возможно, тренерам сборной не нравился низкий рост Джузеппе, возможно, плохое зрение, по причине которого капитан Лацио носил контактные линзы. Но ведь это всё вовсе не мешало ему играть за клуб, не так ли?!

Одесса-мама!

Посчастливилось Пино побывать и поиграть даже на украинской земле. В рамках 1/32 финала Кубка УЕФА сезона 1975/1976 римляне встречались с одесским Черноморцем. Матч, состоявшийся в Южной Пальмире 17 сентября 1975-го года, навсегда остался в памяти всех болельщиков "моряков" — ведь та игра была первой для одесситов в еврокубках за всю историю клуба, и сразу же — победа! Благодаря голу Анатолия Дорошенко на 33-й минуте Черноморец в присутствии 50 тысяч болельщиков (при фактической вместимости стадиона ЧМП в 30 тысяч) смог одолеть "небесно-голубых" со счётом 1:0.

Однако в ответной игре, которая прошла 1 октября того же года в Риме, и в которой Джузеппе, как и двумя неделями ранее, провёл на поле все 90 минут, Лацио благодаря хет-трику Кинальи одержал победу 3:0 после овертаймов и прошёл в следующий раунд турнира. Хотя кто знает, что было бы, если бы на 89-ой минуте римской встречи арбитр не назначил пенальти за фол Анатолия Рыбака против Ренцо Гарласкелли. Но уже в следующем раунде, разлагающийся уже экс-чемпионский Лацио в одни ворота проиграл Барселоне — 0:3 дома и 0:4 на выезде.

Постчемпионский период

Лацио, быть может, продолжил добиваться больших успехов, если бы не смерть того, кто это команду собрал воедино. Ещё в феврале 1975-го один из самых легендарных тренеров в истории клуба тяжело заболел, а затем выяснилось, что у него рак печени. Покинув команду тогда, он через несколько месяцев вернулся и спас её от вылета в сезоне 1975/1976, когда "бьянкочелести" в последнем туре вырвали ничью с таки понизившимся в классе Комо, но 2 декабря 1976-го отдал душу Богу. За несколько дней до этого, когда Маэстрелли чувствовал себя уже очень плохо, Уилсон посвятил главному алленаторе своей жизни победу в римском дерби…

Пино продолжал играть практически во всех матчах вплоть до розыгрыша 1979/1980 (с перерывом на недолгий уход в в 1978-ом в Нью-Йорк Космос к Киналье и Беккенбауэру, где он успел выиграть Североамериканскую футбольную лигу), в среднем забивая по голу за год, но уйти так, как подобает легенде и многолетнему капитану, у него не получилось.

Печальный конец великой карьеры

Вместо тысяч рыдающих тиффози, которые отказывались принять уход одного из самых легендарных игроков в истории клуба, которого по количеству игр за "орлов" затем смог обогнать лишь другой Джузеппе — Фавалли, Пино получил отряд карабинеров и закованные руки.

23 марта 1980-го года в Пескаре он был арестован вместе с партнёрами по команде Бруно Джордано, Лионелло Манфредонией и Массимо Каччиатори. Поводом стала жалоба коммерсанта Массимо Кручани и владельца ресторана Альваро Тринки. Они утверждали, что Тринка контактировал с футболистами Лацио, которые якобы попросили поставить большие деньги на игры с оговоренным результатом, а выигрыш потом поделить, но в итоге "кинули" вторую сторону.

Лично Уилсон, как говорили вышеупомянутые люди, был ответственен за "разделение" очков с Миланом. Два очка (по тем временам – победа) в пользу "россонери" в первом матче, два в пользу Лацио в ответном, короче говоря, обмен услугами. А вместо этого, по словам уже самого Пино, было что-то более гнилое, о чём даже сегодня он предпочитает не говорить. Ему было почти 35 лет и, возможно, кто-то хотел принести его в жертву как козла отпущения, и если бы это было так, Уилсон не сказал бы этого даже сегодня, много лет спустя.

Государственные суды оправдали Джузеппе, а вот футбольное правосудие влепило трёхлетнюю дисквалификацию. Да, в августе 1982-го ему была дана амнистия, но почти 37-летний Пино уже не имел в своих планах возвращаться на зелёный газон.

Жизнь после футбола

Джузеппе Уилсон – один из тех футболистов, кто так и не смог толком найти себя после расставания с мячом. Он пробовал себя в юриспрунденции, пытаясь применить полученный в молодые годы диплом, а также в строительном бизнесе, в сфере предоставления услуг мобильной связи. Короче говоря: где угодно, только не в спорте номер один. В 1994-ом он снова угодил в неприятную ситуацию и был привлечён к уголовной ответственности за отмывание денег… В этом плане, к слову Пино ненамного отстал от своего уже покойного и легендарного друга Кинальи, который в 1996-ом даже получил двухлетний срок за фиктивное банкротство и ложные отчёты в период управления Лацио в качестве президента, но спасся от этого лишь тем, что вернулся в США и стал их гражданином.

Уилсон же ни в какие Штаты больше не собирался, и по сей день живёт в Италии. И несмотря на давнее отдаление от футбола в плане места работы, про ставший родным Лацио Пино не забывает. В 2014-ом году, как мы видим на фото ниже, он принял участие в мероприятии, организованном в память о ветеранах 1974-го в честь 40-летия Скудетто. До наступления всем известной хвори он искренне верил в то, что команда выиграет Скудетто и в 2020-ом, а из нынешнего состава римлян выделяет Фелипе Луиса, находя в его игре частичку своей. Считает, что у бразильца есть всё, чтобы превзойти самого Уилсона.

Джузеппе Уилсон – это символ преданности своему клубу. Клубу, который не часто хватал звёзды с неба, но всегда имел свою неповторимую ауру. И именно таких людей везде и во все времена уважали больше всего.
Tanti auguri, grande Pino! С юбилеем!

Глеб Скрипченко

Глеб Скрипченко